Это интересно

Подъём по эскалатору, идущему вниз. Ступень 51


Тема: Перестройка Петра I и рождение интеллигенции.

 


Ссылки на все предыдущие выпуски можно найти на паблике "Подъём по эскалатору идущему вниз" Вконтакте.

 

 

СТУПЕНЬ ПЯТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ
ПЕРЕСТРОЙКА ПЕТРА I И РОЖДЕНИЕ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Мы отметили тот факт, что интеллигент буквально обязан презирать любое единоначалие и в первую очередь – монархию.

Но в этом правиле мы обнаруживаем яркое исключение – имперская фигура Петра I в секте интеллигентов окружена глубоким почетом, ему с помпой открываются всё новые памятники, под сенью его имени собираются международные форумы.

Иван Лукьянович Солоневич, видный русский мыслитель, публицист и общественный деятель начала XX века писал:
«Первоначальной общественной школой Петра был Кокуй, с его разноплеменными отбросами Европы, попавшими в Москву на ловлю счастья и чинов. Если Европа в её высших слоях особенной чинностью не блистала, то что уж говорить об этих отбросах. Особенно в присутствии царя, обеспечивавшего эти отбросы от всякого полицейского вмешательства. Делали - что хотели. Пили целыми сутками - так, что многие и помирали. И не только пили сами - заставляли пить и других, так что варварские москвичи бежали от царской компании, как от чумы».

 

001

 

Казалось бы, о каком величии тут можно говорить? Наоборот – какой прекрасный персонаж для критики монархических устоев!

Утверждается, что Пётр I был принят в члены одной из масонских лож во время его визита в Голландию. Это первая причина интеллигентского восхищения. Домой он с собой привёз такие знаменитые с тех пор у нас «реформы». Первой же из «прогрессивных» реформ стало то, что казнить на Руси виновных стали по-новому, по-заморскому – их колесовали.

В пакет реформ также входила самая настоящая война с русскими национальными традициями, в результате чего вместо единого прежде народа, одинаково верившего, одинаково думавшего, имевшего одинаковые обычаи, возникло как бы два отдельных народа. Верхи стали «европейцами», весь остальной народ остался русским по своим верованиям, миросозерцанию и обычаям. В результате Петровской революции высшие европеизированные круги русского общества стали каким-то особым народишком внутри русского общества.

«Это, - писал Ф.М. Достоевский, - теперь какой-то уж совсем чужой народик, очень маленький, очень ничтожненький, но имеющий, однако, уже свои привычки и свои предрассудки, которые и принимаются за своеобразность. И вот, оказывается, теперь даже и с желанием своей собственной веры».

Другими словами, именно в период петровских реформ и рождается та самая интеллигенция, задачей которой становится помощь международным парамасонским кругам и стоящим за ними ростовщическим кланам в колонизации России. И это вторая причина восторгов интеллигентов – они шкурой чувствуют свою родословную.

Реформированный по «европейскому» наущению государственный аппарат при Петре I заработал ещё хуже старого и тиражировал невиданную до тех пор коррупцию. Петровские администраторы вели себя как в завоёванной, колонизированной ими, стране. «Птенцы гнезда Петрова» кощунствовали, пьянствовали, крали где что могли. Один Меньшиков перевёл в заграничные банки сумму, равную почти полуторагодовому бюджету всей тогдашней России.

Вам это ничего не напоминает? Перестройку 1990-х, борьбу со всем русским через поклонение Западу, интеллигентскую заумь про Свободу и Демократию и чиновничество, пришедшее «пилить бюджеты», а не работать на «местных аборигенов»?

И оба этих периода крушения национального суверенитета обязательно называется «Россия молодая», как бы хороня всю национальную историю державы и начиная новый отсчёт от Петра I или Бориса Ельцина.

 

ACENT 4

Именно Пётр I ввёл на Руси рабство. Он создал крепостное право европейского типа, хотя до него русский мужик не был ничьей собственностью.

ACENT 2

 

Почему марксисты и прочие «народники» не ставят это ему в вину?

Он уничтожил многие древние купеческие семейные торговые дома. Из созданных на европейский образец «кумпанств» ничего не вышло, хотя до этого иностранцы поражались коммерческой предприимчивости русских.

Но самое главное – Пётр запустил процесс привития русскому человеку второсортности перед Западом, цивилизационной провинциальности.

Словно навёрстывая упущенное, архитекторы Санкт-Петербурга перегрузили «Северную Пальмиру» масонской символикой.

 002

 

Но как же всевозможные военно-промышленные успехи Петра?

Об интеллигентских мифах петровской эпохи вполне аргументированно поведал в своей книге «О русском пьянстве, лени, дорогах и дураках» Владимир Мединский:

«Переворот Петра – один из решающих моментов в становлении негативных мифов о России…
До Петра весь XVII век Русь заимствует технологии, технику, способы организации армии. В этот славный и сложный век русской истории закладывается почти все, что впоследствии приписывается Петру. Заказываются воинские уставы, и первый из них – еще в 1621 году, всего через 8 лет после восшествия на престол первого из Романовых, Михаила Федоровича. Дьяк Пушкарского приказа, Анисим Михайлов, сын Радишевский написал «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки». Еще в 1607 году он начал переводить «Военную книгу» Леонарда Фронспергера, две части которой вышли в 1552 и в 1573 годах.
На основе без малого 663 статей нового Устава и начала формироваться регулярная московитская армия.

Почти за полвека до Петра создается военный флот. Торговые флоты были в России и до того. С XV века существует очень неплохой рыболовный и торговый флот поморов, который базируется в Холмогорах и в Архангельске.

Кочи – российские суда, полностью отвечали всем требованиям, которые предъявлялись в Европе к океанскому кораблю: с килем, палубой, фальшбортом, двумя мачтами, системой парусов. Эти суда могли выходить в открытый океан. Размерами кочи были ничуть не меньше каравелл, на которых Колумб открывал Америку, и уж точно больше суденышек Северной Европы – построенных в Швеции, Норвегии, Шотландии, Англии.
О качествах коча говорит хотя бы то, что на этих судах поморы регулярно ходили к архипелагу, который норвежцы назвали Шпицбергеном и Свальбардом. У русских для этого архипелага, лежащего на 75 – 77 градусах северной широты, было свое название: Грумант. Плыли к нему около 2000 километров от Архангельска, из них 1000 километров по открытому океану, вдали от берега. «Ходить на Грумант» у холмогорских моряков было занятием почетным, но достаточно обычным.

 

003

Поморский коч

 

Кочи были почти идеальными судами для мореплавания, рыболовства, добычи морского зверя в северных водах.
Этот флот возник совершенно независимо от флотов других европейских держав и без малейшего учения у них.
Считается, что Ричард Ченслор в 1553 году «открыл» устье Северной Двины, Архангельск и Холмогоры.
Вилим Баренц в 1595 – 1597 годах «открыл» море, которое носит его имя, «открыл» Шпицберген и остров Медвежий и погиб, «открывая» Новую Землю.
Приходится брать в кавычки слово «открыл», потому что все эти острова, проливы и моря давным-давно известны русским. Не говоря о том, что «открытие» Архангельска англичанами выглядит ничем не смешнее, чем «открытия» нами Лондона или Глазго.
Если Ченслор «открыл» русское Поморье, то и русские «открыли» многие европейские земли. Первые следы пребывания русских на Груманте-Свальбарде известны с X века. С XII-XIV веков они добираются до Новой Земли и Медвежьего. С начала XV века русские моряки Севера регулярно плавали вдоль всего Мурманского побережья. Огибая самую северную точку Европы, мыс Нордкап, они добрались до Норвегии и наладили с норвежцами торговлю.

В 1480 году русские моряки первый раз попали в Англию – между прочим, за 70 лет до Ченслора. Они и потом посещали Англию неоднократно. Я нисколько не умаляю славы Ченслора, Баренца и других отважных моряков Англии, Голландии, Норвегии. Но простите, кто кого открыл? Наверное, лучше и честнее всего учесть и признать все открытия. Все открывали всех, плавая по морям навстречу друг другу. Но ведь и в этом случае мы «открыли» британцев на 70 лет раньше, чем они нас…

А каспийский бус, плававший по Волге и Каспию, был огромным судном с водоизмещением до 2 тысяч тонн и длиной по палубе до 60 метров. По классификации Ллойда, это «галеон». Но ни один средиземноморский бус или галеон никогда не строился больше 600 – 800 тонн водоизмещением. Галеоны, на которых испанцы вывозили богатства Америки в Испанию, имели водоизмещение от 800 до 1 800 тонн. Только немногие из них достигали размеров не самого крупного каспийского буса.
Ни одна из каравелл, на которых Колумб доплыл до Америки, не имела водоизмещения больше 270 тонн. Водоизмещение большинства торговых кораблей Голландии и Англии, в том числе ходивших в Индию, в Америку, на остров Ява, не превышало 300 – 500 тонн.
Коч, с его водоизмещением до 500 тонн, ничем не отличался от европейских кораблей по размерам. Каспийский бус – значительно больше.
Кочи строили в Холмогорах и в других городках по Северной Двине. Каспийские бусы строили в нескольких местах по Волге и по Оке. России XVII века совершенно не были нужны никакие иностранные инструкторы, никакие мастера из Голландии, чтобы строить корабли.

 

004

 

Но во время своей поездки на север Петр в 1691 году обнаружил «ужасную» вещь: дикари из Холмогор делали «неправильные» обводы судна! Не такие, как в Голландии! То ли Петр не слушал никаких объяснений, то ли никто не решился объяснить Петру, что так и нужно строить корабли для плаваний по ледовитым морям. Ведь голландский флот севернее Эдинбурга и Осло никогда не забирался. Он никогда не смог бы плавать в таких широтах и в такой ледовой обстановке, как кочи.
Специальным указом Петр повелел прекратить строительство всех «неправильных» кораблей и строить взамен только «правильные», с такими же обводами корпуса, как в Голландии. А каспийский флот?! Там тоже неправильные обводы судов! Сломать!

Но может быть, иноземцы были необходимы, чтобы научить русских водить корабли в открытом море?
Нет, не было такой необходимости.
Один из первых русских генералов, Григорий Иванович Касогов, в 1674 году руководил постройкой флота под Воронежем и его действиями в Черном и Азовском морях.
В 1672 году он берет штурмом Азов, открывая дорогу к морю. И начинает строить флот, привлекая русских мастеров, создателей каспийских бусов.
Корабли Касогова не были, конечно, фрегатами и бригантинами голландских или английских адмиралов. Эти парусно-гребные суда, галеры и скампавеи напоминали скорее флот Венеции – тот самый, который в 1571 году наголову разбил турецкий флот при Лепанто…

Напомним, своей главной «морской» военной победой в Северной войне, в битве при Гангуте, Петр обязан именно активному использованию галер! Именно недорогие гребные галеры, а не парусники-фрегаты, «сожравшие» не один годовой бюджет России, – вот что обеспечило нам эффектную победную точку в многолетней войне с Карлом XII. Но еще за полвека до Петра и его балтийского флота Григорий Иванович Касогов должен был перебросить свои войска по рекам до Азовского моря, по узостям мелкого Азовского моря и по прибрежным частям Черного. Флот Касогова, эскадра в 60 вымпелов, эти задачи выполнила великолепно. Он перевез войска под Азов, а после взятия Азова построил новые суда и нанес удары по турецким и татарским крепостям на побережье Крыма.

Что же получается? При Петре по его прямому указу бросают гнить, а то и просто ломают прекрасные корабли, которым плавать и плавать, уничтожают два превосходных флота. Из сырого леса, наскоро, стали строить другие, – под руководством иноземных специалистов.

Но когда построили новые суда, то оказалось, что мореходными качествами прежних кочей они вовсе не обладали. Россия, русское Поморье, навсегда потеряли свой приоритет в северных морях, свое «ноу-хау», позволявшее им уверенно конкурировать с любыми иноземцами на Севере. А флот каспийских бусов так и не восстановили – иностранцы попросту не умели строить такие большие и надежные суда.
Да, Петр I строил флот! Для Черного моря под Воронежем, для Балтики – во многих местах. Да, строил… Строил под чутким руководством иноземных мастеров, игнорируя весь национальный опыт. И к тому же невероятно торопился.
При таком подходе к делу ничего хорошего не получалось. Корабли строили не вольные мастера Холмогор, а согнанные «даточные люди», толком не понимавшие, что они делают и зачем. Корабли сколачивались на скорую руку, без всякого соблюдения технологии. Все флоты, построенные Петром, сколочены в ударно короткие сроки из сырого леса, черт-те из чего и представляли собой еле держащиеся на поверхности воды плавучие гробы.

 

ACENT 4

Указы Петра уничтожили строительство русских кораблей. Построенный им флот уже при Анне Ивановне, в 1740 – е годы, не мог выйти из Финского залива. Флот пришлось создавать заново, уже при Екатерине.

ACENT 2

 

История флота очень характерна для Петра: уничтожается то, что есть, заводится нечто – более худшее. Мифы о русском флоте тоже типичны для всего периода мифологии: достижения русского народа и государства Российского до Петра не замечаются, признаются как бы и не существующими.

Сказанное касается даже времени появления на Руси картофеля, подсолнечника, табака, кукурузы. Их внедрение приписывается Петру.
Да вот беда: в 1634 году Михаил Федорович запрещает курение табака по всей России. «Соборное уложение» 1649 года запрещало табак курить, пить и вообще держать у себя». «Пить» – это пить настойку на табаке. Ее пили вместо хмельных напитков или подмешивали в них, чтобы крепче получалось.
Тогда же, при Алексее Михайловиче, в садиках появляются подсолнухи. Они используются и как декоративные растения, и для семечек. Как огородное растение разводят и кукурузу. Полевой культурой она стала только в начале XIX столетия, но еще в середине XVII века никого не удивляют русские ребятишки, грызущие початки кукурузы.

В XVII веке появился и чай. В 1638 году монгольский Алтын-хан прислал царю Михаилу Федоровичу подарок – 4 пуда чайного листа. С тех пор чай завоевывает все новых поклонников. В 1679 году заключили договор с Китаем о регулярных поставках чая. Ввозится чай через Кяхту, верблюжьими караванами. Чай в Европе называется «те» или «ти». Название восходит к речи южных китайцев. На севере Китая напиток «ча» дал начало нашему названию.

Картофель… Созданное в 1765 году Вольное экономическое общество утверждало: будучи в конце XVII века в Голландии, Петр послал в Россию мешок семенного картофеля и тем самым познакомил московитов с новой культурой. А до того, как нетрудно понять, даже о самом существовании картофеля никто и не подозревал.
Вот только как тут быть с речью патриарха Никона, который в 1666 году обрушился на тех, кто курит табак, лузгает семечки, употребляет в пищу «богопротивный картовь»?

…При первых Романовых к открытому обществу медленно, но неуклонно шла Россия. При Петре движение в сторону гражданского общества остановилось.
Не было уважения к церкви, церковь лишилась морального авторитета.
Во многом именно идиотское, если не сказать сатанинское, это решение подготовило настроения общества к 1917 году.

Мифы о личности Петра и эпохе «петровских реформ» стали важной частью официальной и народной российской исторической мифологии. Собственно, мифы о Петре начинаются уже со слова «реформы»: большую часть реформ, которые приписаны Петру, начал не он, а его отец и даже дед.
Но есть еще один, самый страшный из созданных им мифов. Он даже хуже уничтожения флота, расстройства системы управления, приписывания себе достижений предков.
Это создание черного мифа о России – клевета на всю прежнюю русскую историю.
Чтобы оправдать все потери и преступления времен Петра, сделать из, мягко говоря, противоречивого монарха великого реформатора, черной краской стал писаться весь предшествующий период. «Допетровская Русь» сделалась символом всего самого скверного, что только может быть в русской жизни.
Вся предшествовавшая Петру I история уже при его жизни стала объявляться временем «дикости» и «темноты», «отсталости» и «невежества». Что такое «допетровская Русь»? Сплошной мрак, нищета, убожество, жестокость и тупость. А пришел Петр – и солнце воссияло над Россией!

Петр произвел крутой переворот в сознании россиянина: все западное он сделал «хорошим», «положительным», а все русское – «черным», «плохим». Началось огульное заимствование западных идей, зачастую мало понятных, заимствовали их, слепо копируя. Петр перенимал вовсе не то, что реально было в странах Запада, что апробировано временем и показало свою полезность. Он брал в основном то, что писали в книгах теоретики. Или то, что они считали полезным для России (но вовсе не обязательно – для своих стран).

С глобального петровского мифа и началась череда черных политических мифов о России, не иссякающая по сей день.
Этот миф явился сильнейшим ударом по национальному самосознанию.
Чем больше внедрялась в сознание народа эта схема, тем сильнее подрывался еще недавно сильный, могучий дух народа.
Князя Михаила Михайловича Щербатова трудно считать врагом государства Российского. А ведь он последовательно считал, что после Петра произошло «повреждение нравов» в России и одна из сторон этого «повреждения» в том, что русские стали считать себя слабыми, зависимыми от иноземцев»…

 

Здесь кончается большая цитата из книги Владимира Мединского, в которой он убедительно показывает колонизаторскую сущность петровских реформ и появившегося нового сословия «европейцев».

Именно с тех самых пор русская интеллигенция станет смешными дрессированными пуделями вытанцовывать перед «передовым западным общественным мнением». Вместо девиза «Строим с народом Русский мир» она утвердит другой – «Увидеть Париж – и умереть!»
И после очередной масонской революции 1917 года, первый этап организации которой берёт начало при Петре I, предназначение русской интеллигенции сбудется – многие её представители вынуждены будут покинуть Россию и умереть в нищете в Париже.

 

Сергей Колобаев

Продолжение следует...

 

Добавить комментарий

Авторизуйтесь через соцсети, чтобы оставить комментарий от своего имени

   

Защитный код
Обновить

Вход через соцсети