СССР

Кулебаки сквозь призму объектива. Часть 9. Кащеев Александр Борисович

Долго спать в летние каникулы Саша Кащеев не любил, да и как тут уснуть, если утром по улице проходил горнист и звуками горна созывал ребят с Тешинской улицы в сквер, где все дружно, под музыку делали зарядку, а чуть подальше, была концертная площадка под открытым небом - она же кинозал. Вечерами там демонстрировали фильмы, давали самодеятельные концерты, выступали Александр Борисович с лекциями.


Ребята ходили в походы, играли в футбол и другие спортивные игры. Члены уличного комитета - под председательством Николая Яковлевича Стрелкова - устраивали елки, дарили детям подарки, организовывали досуг. Повезло Саше Кащееву, что родители переехали в 1961 году в Тешинские казармы. Родился он на Мурзицах в 1952 г. Отец - Борис Петрович - работал в заводе Кирова, мама – Екатерина Андреевна - в столовой № 1 КМЗК, а когда вышла на пенсию, перешла в столовую школы № 4. Родители решили перебраться в Кулебаки. Сначала снимали жилье, потом получили квартиру в «Тешинских казармах» .

Учился Александр в школе № 4, затем, до 8 класса, в школе № 3, а закончил учебу в ШРМ. В одиннадцать лет подарили гости на день рождения фотоаппарат «Смена». Это было что – то! Увлекся он фотографией. Первую пленку купил в магазине, вышел довольный. Решил проверить: не бракованную подсунули? Раскрыл и посмотрел на свет. Конечно, пленку засветил - пришлось выбросить. Сосед научил пленку заряжать в фотоаппарат. Потом к дяде ходил, спрашивал, так потихоньку и П.П. освоил фотодело. После школы устроился Александр на завод им. Кирова в листопрокатный цех, а через год, в 1970-м взяли в армию. Вернулся из армии - самое время продолжить учебу, но Александр встретил свою любовь, женился, и стало не до учебы. В листопрокатный цех вернуться не получилось.

 

ka1

Александр Борисович Кащеев


«Там начальником был Золотарев, - вспоминает Александр Борисович. - Он любил спортсменов. Встретил я его в проходной: «К Вам опять иду». «Спортсмен?» Мне бы, дураку, сказать: «Спортсмен» - и иди, работай, а я говорю: «Нет». «Мест нет, никого не берем». И взяли тогда токарем – карусельщиком в термический цех. Работа нравилась, но получал мало, а семью – то кормить надо. У меня тесть вышел на пенсию и уехал работать в колхоз - миллионер, подработать. Сначала уехал один, а потом и я следом за ним.

Ругают сейчас колхозы, а зря. Или я не в тот колхоз попал. Колхоз Яковцево в Нижегородской области. По тем временам был знаменитый колхоз. Чудо, а не колхоз! В марте 1973г. я туда уехал. Сначала жил на квартире. Питание бесплатное, с работы придем, хозяйка стол накроет - кушайте. Один недостаток был у этой работы: нужен сегодня грузчик – пойдешь грузчиком, нужен токарь – пойдешь токарем, а то - севцом на посевной (на сеялке  ездил). Лето - без выходных. В 4 утра приезжал трактор, выходишь – и на весь день, до 11 вечера. Встанешь иногда - на улице ветер, дождик моросит, а работаешь в поле. Председатель был очень хороший, заботливый.

Раз поехал я на работу в одном свитере и пиджаке, а ветер был сильный, насквозь пробирает. Председатель приезжал проверять работу, увидел, что работник легко одет, приехал через какое – то время, привез из дома фуфайку, поесть. Вот какой человек! Заработки хорошие: больше 300 рублей. По тем временам это была очень хорошая зарплата. В заводе я получал 120-150 руб., а тракторист в колхозе - 1500 руб. Сажали по гектарам, потом проверяли всхожесть. Если семена взошли хорошо, платили премию. Председатель спрашивает: «Желаешь стать членом колхоза»? «А как это»? «С тебя не берется подоходный налог, будешь платить только за квартиру. Если жену привезешь – даем вам дом для проживания». Приехала жена с грудным ребенком. Дом выделили большой, за домом два участка земли.

Перебрались всей семьей, даже мой отец работал там токарем. А в столовой - то как кормили: в супе ложка стояла - одно мясо. Второе съешь – мало, подойди, тебе добавку дадут. Обеды были бесплатные. Для ребенка няньку колхоз нанял. Жена брала молоко в коровнике для анализа проверять на жирность. Ей выдавали по трехлитровой банке сливок и молока. Когда забивали поросят, ножки на холодец давали бесплатно. Мясо продавали колхозникам дешево. В Кулебаки вернулись из-за квартиры – подошла очередь у родителей жены, нужно было прописываться. Только полгода и проработал в колхозе: жена вернулась в Кулебаки, пришлось и мне вернуться за ней».

Устроился Александр Борисович на радиозавод слесарем по ремонту оборудования. Года два проработал там, потом встретил одноклассника, который работал водителем в КБО, и тот позвал друга к ним на работу, в фотографию. Неожиданно эта идея Александру Борисовичу понравилась: почему бы и нет? Работы он никакой не боялся, ко всему новому относился с любопытством и желанием научиться. Почему бы не попробовать себя в роли фотографа, тем более, что опыт у него уже был, хоть и любительский.

 

ka2222

В 1974 г. Александр Борисович поступает на работу в Кулебакский Горбыткомбинат на должность фотографа. Директором КБО был в то время Фролов В.Н., а заведующим фотографией Вениамин Андреевич Антонов. Так и стал учиться новой профессии. Дважды ездил на курсы повышения квалификации. Когда был на курсах в Нижнем, повезли всю группу в Центральную лабораторию. «В Нижнем Новгороде фотоателье было много, но проявлять и печатать все свозили в Центральную лабораторию, - вспоминает Александр Борисович. - Стоим, дожидаемся на улице автобуса. 

Смотрим – рабочие вываливают просроченные реактивы для печати в мусорный ящик. А все же было в дефиците, один фотограф набрал химикаты для цветной печати, положил в шапку (дело было зимой, морозы стояли), принес в гостиницу, на батарею положил. От тепла состав начал плавиться, глядим – запах пошел – всю шапку испортил.

Удостоверения по окончании курсов нам не просто так выдали – сначала устроили настоящий экзамен: сфотографировать одного человека в 16 ракурсах, т.е. в 16 позах. Это сложно было сделать: я ведь самоучкой был. Приехал домой на выходные грустный, зашел на работу повидать «своих». Павел Петрович спрашивает: «Как дела?» Я и рассказал. Он только посмеялся: «Ладно, давай искать девчонку красивую». А тут как раз пришла соседка с улицы. Молоденькая, симпатичная. Уговорили ее сниматься. Я только смотрел и слушал Павла Петровича. А он показывал мне, как девушку усадить правильно, как установить свет. Сам все снимки сделал за меня. Мне бы фотографии-то распечатать качеством похуже, а я не догадался.

Оформил альбом, привез его в Нижний. Все студенты мой альбом разглядывают: смотри, как здорово! А мне неудобно – работа не моя. Руководитель курсов Урлин зашел в аудиторию, стал смотреть работы, говорит: «Кого буду называть, сразу признавайтесь: кто фотографировал». Студенты рассказывают как снимали, как свет ставили и т. п. Дошла очередь и до меня… «Ну, орел, рассказывай, кто снимал?» Я не признался, что Павел Петрович снимал, сказал, что под руководством Мусева делал фотографии. А Мусева – то в области все знали, он был одним из самых лучших фотографов. Многому Павел Петрович научил меня, до сих пор я ему очень благодарен. Но и требовательным он был, брака в работе не любил. Все фотографии Павел Петрович просматривал лично, брак отбирал, заставлял меня переделывать. Много брака было из – за грязной воды, мы сами делали фильтры из ваты и марли. Фотолаборант напечатает кипу фотографий и положит их промывать под воду – а там графит идет, все фотографии впору выбрасывать – в черных точках. Чуть рукой проведешь – получаются полосы. Иногда по нескольку раз приходилось перепечатывать.

 ka3

Фото Кащеева А.Б. Из личного архива


Фотография на рынке удобно была расположена. Если что было нужно – администрация всегда под рукой. Уборщица приходила в 5 утра, топила печки, потом подтягивались сотрудники. Печки жарко натоплены, а в помещении все равно холодно. А если проявитель остывал, то качество фотографий ухудшалось. Оптимальная температура для реактивов - 18-20*.

Придешь утром на работу, а в помещении лед. Из-за этого шло много брака. Разогреешь проявитель, если он свежий, и работаешь им. Приходилось и за водой ходить на фонтан, и за дровами. Дрова привозили во двор дирекции КБО, их там пилили, а потом сотрудники фотоателье (мужчины) грузили дрова на машину и перевозили их к ателье.

Место для ателье было хорошее – рынок, народу много, в воскресенье всегда очереди, особенно когда меняли паспорта. С Павлом Петровичем проработал недолго – перевели бригадиром в ателье «Мечта». Фотограф там работал один, приходилось даже кассу самому вести. Если возникали какие-то сложности, к кому обратиться? Конечно, к Павлу Петровичу Мусеву. Он никогда не отказывал в помощи, совете. Самостоятельная работа в ателье «Мечта» давала Александру Борисовичу больше простора для творчества, но в 1980 году ателье закрыли, и ему пришлось вернуться в фотографию на рынке.

 ka4

Фото Кащеева А.Б. (из личного архива)


Александр Борисович с удовольствием перенимал все новое в профессии и когда предложили поехать на республиканские курсы в Куйбышев, отказываться не стал. Яркие, самобытные коллеги, съехавшиеся со всего Советского Союза, произвели на Александра Борисовича сильное впечатление. У них было чему поучиться! Курсы проводили по цветной фотографии, преподавали «Материаловедение и химикаты», «Технологию и химию фотопроцессов», большое внимание уделялось производственному обучению (практике). Только применять свои знания Александру Борисовичу пришлось не слишком долго - в 1994 году предприятие «Светлана» было ликвидировано. Александр Борисович вернулся на завод Кирова, где проработал токарем до выхода на заслуженный отдых.

Забылись ли полученные в фотографии навыки? Нет, не забылись: в 2015г Александр Борисович принимал участие в конкурсе на лучшую фотографию, который организовало Всероссийское географическое общество. Разумеется, он фотографирует события семейной жизни, а для себя – красивые пейзажи, которые потом оформляет в слайд – шоу и радует друзей и близких.

 ka6

 

ka7

 

Г.Н. Карочкина
Продолжение следует...

Перевозки (2)